Как я эмигрировала в Германию с ребенком

Рейтинг: 1 / 5

Звезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Эмигрировать не собиралась, так сложились обстоятельства. Родители принадлежали к кругу шестидесятников. Дышать не могли от системы. 1986 года, через несколько недель после Чернобыльской катастрофы, родила дочь Дарью. Профессор из Академии наук, с которой сотрудничала, сказал: "Забирай ребенка и уезжай отсюда".

Думала отправиться в Канаду или Америку, там были друзья. Но мужчина предложил поехать в Польшу, а затем - в Германию на работу. Не знали языка, поэтому не представляли, как зарабатывать. Польский друг переправил через границу - не было ни документов, ни визы. Спала в машине, когда человек разбудил: "Просыпайся, мы в Германии". Были в Берлине.

Хотела поработать месяц и вернуться, потому что ребенка оставили у родителей. Но друг сказал, что так не получится - мы попали за границу чудом. Через год мама ехала в Германию с выставкой. По каким-то филькина бумагами привезла дочь.

В незнакомом окружении чувствовала себя слепой, глухой и голой. Чтобы стать частью того общества, нужны годы. Поняла, что такое ностальгия. Когда цвела липа - так тянуло домой, что плакала. Грустила, почувствовав запах дыма из печи. Напоминал родную деревню и бабушкины пирожки.

Первые три года была подавлена. Видела прекрасную страну и людей, но душой не воспринимала. Был страх, не зная, что делать дальше.

В Германии есть закон, который запрещает нарушать традиционный стиль архитектуры. Каждый регион сохраняет свое лицо. В Украине вся национальная идентичность почти уничтожена. Как и на всем постсоветском пространстве. Moя мама - одна из основателей Музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово. Им не позволяли собирать и показывать казацкую архитектуру. Она была богата и мощная, а мы ее потеряли. Почти удалось создать образ второсортности, бедности и забитости украинский. Знаем только домики биленькi под крышами.

Увидела огромное количество детских игрушек. На куклу Барби продается все - шляпки, платья, обувь. Девушки не шьют платья из лоскутков. Это отбирает у детей фантазию.

В городке Шлиерзе в Баварии снимали небольшую комнату с садом. В гости приходили соседские дети. Однажды предложила поиграть в театр. Малая "Вечера на хуторе близ Диканьки" Николая Гоголя на немецком языке. Участие в постановке согласился принять весь класс старшей дочери. Поддержала и директор школы. Дети собирались у нас дома. Ночью на машинке перепечатывала сценарий, с простыней шила рубашки и расписывала их узорами для вышивки. Перед выступлением пришли родители других детей. Одна мама помогала с декорациями, вторая - принесла поесть, третья - развезла детей по домам. Тогда началась наша интеграция - за шесть лет после переезда.

Во время представления на сцене играла украинская музыка, дети были в украинском наряде. Кто-то спросил: "Вы с Русланд?" Школьники закричали: "Она не из России, а из Украины!"

С дочерьми разговаривала на украинском языке. К трем годам они прекрасно ею владели. Когда пошли в садик, не могли понять, почему они дома говорят не так, как другие дети. Наименьшая спрашивала: "Мама, я немка?" Отвечала: "Нет, ты не немка". - "А если я выйду замуж?" - "Также не будешь немкой". - "А когда у меня будут дети?" - "И тогда немкой не станешь».

Когда впервые повезла дочек в Украине, они не понимали многих вещей. Их удивляла закрытость людей, раскованные отношения девушек и парней. Пугали голодные бездомные собаки на улицах - покупали им сосиски. Сейчас дети рады приезду в Украину. Говорят, что чувствуют изменения к лучшему.

То повезла девушек на море в Крым. Когда на берег вынесло медуз, другие дети бросали их о камни. Мои чуть не плакали, как это увидели. По всему берегу собирали медуз и относили в воду. Целый день спасали. Тогда я поняла, что значит - европейские ценности. Это - уважение к жизни каждого существа. Там, где пытались воплотить идеи коммунизма, жизнь перестала быть ценностью.

Живу в дорогом районе Баварии. Дом арендую.

Трудно было научиться не ныть. У меня для этого всегда находились причины. А у немцев не принято жаловаться. Они видят то, чему можно радоваться.

У меня есть друг Маркуса Васмайера. Он - горнолыжник, олимпийский чемпион. -То предложил бесплатно забрать неиспользованные ткани. Остались после рекламы спортивной одежды. Его жена - директор музея, воспитывает троих сыновей. Время от времени приносит мне свежие куриные яйца, на каждом рисует смайлик. Такого не хватает в Украине.

В немецких домах значительно прохладнее, чем в Украине. Зимой спальне не отапливают - экономят.

В мастерской по пошиву детской аутентичного одежды создаем костюмы по музейным образцам. Изучаем старинные экспонаты, фотографии и записи. Воспроизводим рубашки, корсетки, юбки, брюки и верхнюю одежду. Работают со мной подруга и родственники. Мастерскую обустроила в прабабушкины доме. Побелила стены, разрисовала печь, отреставрировала сундук. Кувшины, чаши и всякое домашнюю утварь собрала у людей по селу.

 

Источник

Автор: Оксана Притченко, фото: Алексей Плиско.

Пользовательское соглашение

На данном сайте с целью ознакомления собраны и представлены материалы, которые получены из открытых источников в сети Интернет.

При полном или частичном использовании (копировании) текста, активная индексируемая ссылка прямо на статью – обязательна. 

Текст Пользовательского соглашения >


Конфиденциальность

Сайт не собирает и не обрабатывает персональные данные.

Описание систем сбора информации >


Контакты

По всем вопросам работы сайта и размещения рекламы - пишите сюда.

© 2020 Za-kordon.in.ua. All Rights Reserved. Designed By JoomShaper